July 9th, 2014

медвепуты

А Аполлон-то голый!..

Роман Худяков из ЛДПР разглядел гениталии изображенного на банкнотах Аполлона. Как пишут «Известия», парламентарий направил письмо председателю Центробанка Эльвире Набиуллиной. В нем говорится, что в соответствии с законом о защите детей от вредной информации на купюрах должна быть маркировка «18+».



И кто мне скажет, почему я не удивлен?

Не удивлюсь, если примут закон о приравнивании денег к СМИ pic.twitter.com/wzKVhsRPP5
— Султан Сулейманов (@sult) 8 июля 2014
Речь идет о письме, которое зампред комитета Госдумы по региональный политике, депутат от ЛДПР Роман Худяков направил главе Банка России Эльвире Набиуллиной. Худяков стал зачем-то присматриваться к сторублевой купюре и обнаружил, что она нарушает закон о защите детей от информации, причиняющей вред. То есть попросту разглядел у Аполлона на крыше Большого театра первичные половые признаки. Поэтому детям рассматривать купюру нельзя.
Но ужас даже не в этом. Настоящий ужас – в отступлении от канонов реализма: ведь «при реконструкции Большого театра все оголенные места фигуры Аполлона были прикрыты».
Об операции прикрытия гениталий (которые Худяков почему-то называет «всеми оголенными местами») Аполлону на Большом театре еще год назад писала арт-критик Анна Матвеева. Сегодня она снова ссылается на эту статью – надо же, мол, и до депутатов, наконец, дошло: В 2011 году, после реставрации Большого театра в Москве, скульптура Аполлона на квадриге, венчающая фронтон (именно она изображена на сторублевой купюре), предстала в новом виде: срамное место Аполлона реставраторы прикрыли фиговым листком. Лишь на купюре остался Аполлон с голой писькой; на фронтоне — теперь уже с листочком. Коней, по счастью, не тронули.
Ах, письки, письки. Жестоко обошлась с вами судьба: другие части человеческого тела — чада ему родные, а вы всю жизнь как пасынки и падчерицы. Разве думает кто об ухе или, скажем, локте Аполлона в отрыве от всего Аполлона? Разве кто, глядя на Афродиту, из пены рожденную, обратит отдельное внимание на большой палец ее ноги? Все члены человеческие — лишь части целого, делят на всех единое совершенство творения божия, так что даже если какой-то из членов падет, остальные возьмут на себя груз красоты: Венера Милосская и без рук Венера, Ника Самофракийская победоносна даже без головы. И лишь вы, письки, как неродные: то вас прикрыть стремятся, то открыть, то замазать, то изобразить отдельно, то еще что-то с вами сделать, — словно вы какая-то сомнительная добавка к телу, великому произведению Творца или земного подражателя его, художника. Всегда маячит где-то рядом с вами невольный спутник ваш, фиговый лист.
Самый большой фиговый лист — он же, пожалуй, самый знаменитый. Прилагается к копии статуи Давида авторства Микеланджело в лондонском музее Виктории и Альберта. «Давида» подарили королеве Виктории в 1857 году, и королева немедленно отдала подарок в музей. Злые языки намекали, что королева так быстро избавилась от «Давида» из-за его слишком откровенной наготы — да уж, посмотреть там было на что: при высоте шесть метров «Давид» имел причиндал (извините, но таковы были тогдашние слухи), способный смутить даже королеву. На деле же статуя была неожиданным и нежеланным подарком: ее прислали в Англию в качестве утешительного приза, после того как Великий герцог Тосканы наложил вето на решение о вывозе из Италии картины Гирландайо, которую хотела получить лондонская Национальная галерея; королева такого исхода не ждала и была им раздосадована. Но так или иначе, говорят, что даже когда «Давид» стал музейным экспонатом, знатные дамы падали в обморок, узрев его во всей непристойной красе. Поэтому фирме D. Brucciani & Co. был срочно заказан фиговый лист, который на Давида нацепляли, как только становилось известно о скором визите каких бы то ни было благородных особ. Высота листа — полметра. Держался он на двух стальных крючках. Держался примерно до 1950-х годов. Нынче он экспонируется отдельно от статуи, позади нее. Кстати, аналогичная гипсовая копия «Давида» в ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве обходится без всяких фиговых листков и уверенно демонстрирует, что гениталии красавца-пастушка сегодня способны кого-либо поразить разве что компактностью и деликатностью работы скульптора.
Новое искусство также не избежало цензуры. Когда Анри Матисс написал по заказу Сергея Щукина диптих «Музыка» и «Танец», Щукин был доволен всем, кроме гениталий юноши-флейтиста на панно «Музыка». В «Танце» персонажи относительно бесполые, а вот в «Музыке» половые признаки мальчика деликатно, но внятно обозначены. Щукин предполагал украсить полотнами Матисса парадную лестницу своего особняка, а у него росли малолетние дочери… В общем, коллекционер сказал художнику: «Не надо». Матисс послушно замазал неподобающее, но не маслом, а легкосмываемой краской, и, как рассказывают, оставил Щукину записочку: мол, monsieur Chtchoukine, Ваше пожелание выполнено, но если Вы когда-нибудь решите привести картину в первоначальный вид, просто протрите нужные места крепким коньяком, все смоется, и вы увидите то, что опасались показывать дочерям. Шли годы, после революции коллекция Щукина была национализирована в Москве, потом «Музыка» отправилась в Эрмитаж и еще несколько десятилетий провисела там в цензурном виде. Кажется, уже где-то в 1970-х Эрмитаж собирал ученый совет, чтобы решить: возвращать ли картине «первоначальный вид» или «заплатка» в паху флейтиста уже стала частью ее истории? Постановили все-таки вернуть. По словам старых реставраторов Эрмитажа, обошлись даже без коньяка: «заплатка» легко смылась влажной губкой с хозяйственным мылом. <…>
Спасибо, что хоть без денежной реформы обошлось. И что коней не тронули. Коням, видимо, пока еще можно.
Но вот дошло дело и до денежной реформы – и в твиттере понеслось:
А ведь это еще депутату Худякову не рассказывали, на что похожа пилотка.
— ivan davydov (@ivan_f_davydov) 8 июля 2014
Когда выяснилось, что на 100-рублёвой купюре присутствует порнография, Елена Мизулина очень огорчилась, что она не детская.
— Дядюшка Шу (@Shulz) 8 июля 2014
Виктор Шендерович: Чтобы, увидев Аполлона, сконцентрироваться именно на его пипиське, - надо быть депутатом Государственной Думы России шестого созыва.
В древней Спарте если ребенок рождался депутатом, его моментально сбрасывали со скалы. В этом смысле я за консервативные ценности.
— Anton Semakin (@antonsemakin) 8 июля 2014

"СТОРУБЛЯ" По-моему, это лучшая визуальная интерпретация сегодняшнего Главного События России! http://t.co/NqNOIo5nME pic.twitter.com/x7LlG5ZQKt
— Victor Korb (@Victor_Korb) 8 июля 2014
В лингвистическом отношении инициатива депутата Худякова даже полезна:
Половой член, или, как теперь говорят в Госдуме, живая сторублевочка.
— ivan davydov (@ivan_f_davydov) 8 июля 2014
Ну и поступают комментарии от других народных избранников:
История с поиском порнографии на сторублевой купюре определенно высосана из пальца, заявил Николай Валуев
— ivan davydov (@ivan_f_davydov) 8 июля 2014

Ян Левченко: Мы пока, конечно, смеемся, так как никакой иной реакции такая информация не предполагает. Однако же автор данной инициативы вполне серьезен. Так же, как авторы иных, столь же дегенеративных инициатив, которые приняты, рассмотрены, реализованы и уложены в фундамент того нового государства, которое мы столь беззаботно считаем невозможным, трагикомичным, абсурдным. Да ну, как будто мы забыли строгий школьный окрик советских времен: "Они думают, что им тут все хиханьки!" Обычно он тоже вызывал новый прилив сдавленного смеха, потому что именно так мы, вообще говоря, и думали. Но ведь всему приходит конец. Неунывающим ироникам - тоже. Если кому-то яйца прикрывают, то кому-то, наверное, и вырывают. Почему нет.

Но главный вопрос в связи с купюрой и прочими подобными новостями сформулировал Алексей Шабуров: Мне очень интересно, как газета "Известия" добывает информацию о запретах, которые придумывают депутаты Госдумы. Ведь судя по количеству таких публикаций, эта работа должна быть поставлена на поток. Значит, есть какая-то технология. Мне на ум приходят два варианта.

Первый. Журналисты сами обзванивают депутатов по заранее подготовленному списку (Федоров, Дегтярев, Михеев, Худяков, Журавлев, Мизулина и т.п.) и спрашивают, не собираются ли они чего-нибудь запретить. Кто-то не ответит, кто-то пока в творческом кризисе, но кто-то обязательно радостно прокричит в трубку: "Да, как раз сегодня я собираюсь запретить кеды! Хорошо, что вы позвонили". Более того, депутаты уже знают, что им будут звонить и наверняка долго и тщательно обдумывают свои ответы.

Второй вариант. Депутаты сами звонят в газету и предлагают темы для статей. "Здравствуйте, это депутат Худяков. Я хочу запретить член на сторублевке. Как вам такая идея? Пойдет для публикации?" Журналистам в этом случае остается лишь расшифровать запись разговора и собрать для солидности пару комментариев ("Запрет члена на сторублевке может неблагоприятно сказаться на макроэкономических показателях российской экономики, считает старший финансовый аналитик инвестиционной компании").

Хотя нет, есть еще третий вариант. Возможно, все эти идеи придумывают в самой реакции "Известий" или других инстанциях, а депутатам просто предлагают (или приказывают - смотря кто придумывает) подписаться под ними. Но этот вариант слишком унизителен как для депутатов, так и для тех читателей, кто с пеной у рта обсуждает потом эти новости - так что мы его, пожалуй, не будем рассматривать.