October 20th, 2014

в городе
  • lussien

Пролетело лето, наступила осень, евро - 49, доллар - 38...

С каким-то темным наслажденьем слежу за спадом цен на нефть,
хотя в связи с ее паденьем я стану меньше пить и есть.
Прошу поменьше сыра взвесить, прощаюсь с тортом "Идеал", –
а пить я бросил лет уж десять и ничего не потерял.

Смотрю на то, как прежний ценник взлетает, как осенний лист…
Ужель я скрытый шизофреник, ужели тайный мазохист?!
Я не куплю гитару сыну – поймет, смирится, не дебил…
Я не поеду в Аргентину, хотя чего я там забыл?

Чуть снова дешевеет баррель – я сразу прыгать, петь хочу,
как будто кто меня ударил с улыбкой братской по плечу.
Я убеждаюсь не впервые, по склону зрелости скользя,
что есть законы мировые, и вечно класть на них нельзя.

Да, мы живем в одной системе, у нас на всех один провал, –
пусть я помру! Но вместе с теми, кто жить мне сроду не давал,
кто гнобил каждую идею, мир разворачивая вспять,
все запрещал, что я умею, хоть сам умел одно – сосать.

Да, смерть – распаханная пашня, ее пахали тыщу лет,
и если с вами – мне не страшно. Отдельно – да, а с вами – нет.
Такой расклад не бьет по нервам – как сладко взять с собой скотов!
Как старикашка в "Круге первом": кидайте бомбу, я готов!

Конечно, жалко отчий дом бы, не заслуживший эту месть,
но нынче можно и без бомбы. Гуманный путь: роняйте нефть!
Вразнос за нею увлекая героев сытных, тучных лет.
Она нейтронная такая – мы выживем, а эти – нет.

Хотя б совсем она усохни – ей не впервые так ползти.
Мы выживали при полсотне, при двадцати, при десяти…
Нас не пугают эти страсти на рынке бакса и труда:
пришел конец советской власти. А тараканам – никогда.

О, зла вселенского основа, террора всяческого мать!
Ты подрастешь – и рухнешь снова, чуть отыграешь – и опять!
Я не злорадствую нимало, смотря на евро и рубли,
но это ж то у них упало, чем всех вокруг они могли.

Исход опасен, мир прекрасен, мне только сорок с лишним лет…
Но рухнуть с ними я согласен. Уж раз другого шанса нет.

Д.Быков