парадоксаф друхъ (lussien) wrote in ru_crazy_news,
парадоксаф друхъ
lussien
ru_crazy_news

Жулики и Воры шьют очередное дело против Навального, уже пятое. Теми же белоснежными нитками.



Текст Ильи Шепелина публикует «Русская планета».
— Расскажите, что же произошло, когда по вашей заявке полиция возбудила дело о картине, оказавшейся дома у Алексея Навального.
— Меня тогда просто обманули. Никакого заявления я писать не хотел. Мне позвонили домой, представились сотрудниками администрации Владимирской области и сказали, что нам надо встретиться. Они меня на машине повезли к забору, где были размещены мои работы. Стали снимать меня на камеру.
И мне было от этого очень радостно и лестно, меня прямо расхваливали. Тут они в какой-то момент мне и говорят: «А у вас пропадают работы?» Отвечаю, что ради бога, пропадают и пропадают. Тогда меня спрашивают, не хочу ли я найти тех, кто забирает плакаты, тут же висела моя работа, а теперь ее нет. Я удивился еще: как они собираются кого-то искать? И зачем им мелочью такой заниматься, а не другими какими делами? Мне на это пояснили, что было постановление Путина о том, что даже мелкими делами нужно заниматься! <…>
— Но им же все равно требовалось, наверное, какое-то ваше заявление. Вы сами пришли в полицию?
— Нет, меня посадили в автомобиль, где люди представились полицейскими и показали удостоверения. Но я, правда, мельком посмотрел на документы. Я тогда еще в такой эйфории был из-за того, что меня засняли на камеру и хвалили. Меня редко кто хвалит. А уже темнело, я торопился домой. Я сел между ними в автомобиле и стал отвечать на их анкету, где родился, где учился и тому подобное. В какой-то момент они вернулись к теме необходимости найти мою работу, но это было среди множества пунктов того, о чем меня расспрашивали. В итоге мне протянули заполненный протокол, я попытался прочитать, вдруг расстрел подписываю, а там такой почерк, что не разобраться! Они еще и свет такой тусклый включили... Да и я домой торопился, так надоела вся эта тягомотина. Я вообще человек доверчивый. Поэтому поставил подпись и пошел.
И потом уже оказалось: подпись была под заявлением о том, что я хочу найти людей, забравших картину. Я им еще сказал на прощание, шутя: «Ну, если найдете — картину — звоните!» А на следующий день мне действительно позвонили: нашли, мол, мою картину. (Сотов подписал протокол 19 июня, а 20 числа в 6 утра следователи уже проводили обыск в квартире Навального. — РП) Я попросил, чтобы мне рассказали подробности. Мне пообещали перезвонить. Но так и не перезвонили.
— Но вы же в курсе, что потом происходило из-за вашей подписи в их протоколе?
— Потом родственники показали мне сюжет НТВ со мной. Причем меня так там показали, что сам себя не узнал, голос хриплым сделали, будто алкоголик какой-то! А из моих слов почти ничего не оставили, зато журналистка сказала, что я написал заявление о том, что хочу найти похитителей картины. Но я-то этого не говорил! Я сказал только, что расписался в протоколе. А в том сюжете НТВ я вообще впервые увидел Навального и узнал, кто он такой. Там говорилось, что он 100 миллионов рублей украл, что-то такое, и еще показали мою картину, снятой у него дома скрытой камерой.
— Теперь за вашу подпись в протоколе друзьям Навального (да и, возможно, ему самому) грозит до пяти лет заключения за организованную кражу.
— Батюшки! Мне говорили, что им два года грозит. Вот поэтому я сейчас свои работы и убрал с улиц города. Мне-то картину абсолютно не жалко! После этого скандала с Навальным я решил снять все свои картины с заборов, чтобы еще кто-нибудь не пострадал, забрав их с собой.
— Но теперь из этой истории развернуто уголовное дело.
— Да я сам потом ходил в полицию и хотел отозвать свою подпись. А мне там ответили, что не могут найти мое заявление! Пообещали позвонить, как найдут, но так и не звонили. Но я хотел отозвать заявление, оно не было моей инициативой, а ко мне просто вошли в доверие. А то, что произошло в остальном? — это просто политическая борьба, видимо, против Навального. Меня зацепили случайно.
— Если бы у вас была возможность подарить Навальному картину, за которую против него возбуждено дело, вы бы ее подарили ему?
— Да бога ради! Если это можно, то, конечно, сам подарил бы картину Навальному. Хотя ему ведь и так ее подарили на день рождения, как я понял. Если бы картина была бы у Навального, я был бы только рад. Правда, слышал, что она вроде бы сейчас в полиции.
Навальный публикует фотографии протокола, подписанного Сотовым и постановления о возбуждении уголовного дела и добавляет: То есть просто взяли в оборот простого владимирского дядьку, обманом взяли с него заявление. Заявление берут в 9 вечера, в 22-30 (как видно из отметки факса) Владимирское УФСБ отправляет рапорт в центральное ФСБ. В перерыве между 22-30 и четырьмя утра следующего дня аж целый генерал-майор ФСБ передает эти мощнейшие оперативные доказательства в СК. А в 4 утра ФСБ и СК проводят у меня дома обыск, причём оформляют его как экстренный и не терпящий отлагательства, без судебного решения. Теперь уже, как вы знаете, под это дело в главном следственном управлении СК создана оперативно-следственная группа во главе со следователем по особо важным делам. Допрошена куча людей: от моей жены до сотрудников ФБК, членов "Партии Прогресса" и просто случайных людей (Анна Бирюкова, Галина Копосова, Дмитрий Таралов, Владислав Наганов, Николай Ляскин). <…>
У меня мало сомнений, что заказчики этой дряни это Володин, Неверов, Якунин и прочие обитататели "Сосен" и "Акулинино".
Им важно, хоть и совершенно по беспределу, состряпать дело против сотрудников ФБК и особенно отдела расследований: Албуров и Кулаченков здесь главные цели. У них провели даже обыски и изъяли компьютеры.
Путину-то, наверное, достаточно четырех уголовных дел, сфабрикованных против меня самого, а вот эти, конечно, бесятся от наших дачингов и того, что мы затрагиваем табуированную тему незаконного обогащения на их примере с красочными картинками, да ещё и народ водим на экскурсии по их дворцам.
Ну что я могу сказать в этой связи? Традиционно говорю: нас не запугаешь. О незаконном обогащении мы говорить продолжим, будем стараться делать это громче и обязательно на конкретных примерах из списка этих воровских рыл, которые нам в телевизоре показывают. Дачинги продолжим и надеемся на ваше в них участие.

Одновременно «Известия» придумали, кто избил Льва Шлосберга: В расследовании нападения на псковского депутата и председателя областного отделения партии «Яблоко» Льва Шлосберга появилась финансовая версия. Источники в правоохранительных органах говорят, что кроме версии о мести за разглашение информации о погибших на Украине псковских десантниках, на которой настаивает сам Шлосберг, проверяется и другая, сопряженная с коммерческой деятельностью депутата и долгами компаний, с ним связанных.
Речь идет о давнем долге Шлосберга в 1,3 млн рублей. Эти деньги автономная некоммерческая организация «Центр социального проектирования «Возрождение», которую возглавляет «яблочник», получила еще в 2008 году за выполнение научно-исследовательских работ по проекту «Дорожная карта инвестиций. Псковская область». Однако, как уверяет заказчик работ — ООО «Технолизинг», — никакой научной работы не выполнялось, хотя на счета АНО все деньги были переведены пятью траншами. За это время «Технолизинг» обанкротился и засветился в нескольких криминальных скандалах. Однако за неделю до нападения на Шлосберга компания выиграла иск в арбитражном суде у АНО «Центр социального проектирования «Возрождение». <…> Избиение Шлосберга совпало с завершением тяжбы АНО «Центр социального проектирования «Возрождение» в Арбитражном суде на 1,3 млн рублей с ООО «Технолизинг», скандально известным в Псковской области.
Анна Семенова: Наверняка он еще и педофил и гей
Мартин Часослов: И жену у кого-то увёл
Александр Голубев: Шлосберг пьёт кровь младенцев, используя при этом черепа русских православных ветеранов первой мировой войны в качестве ритуального сосуда
перед тем как выпить кровь чокается с визиткой Яроша
На сайте kashin.guru – репортаж Максима Федорова, который побывал у Льва Шлосберга в больнице: В отделении на втором этаже полно пациентов. Больница – флагман регионального здравоохранения – являет собой довольно жалкое зрелище. Отваливающиеся бледно-голубые обои, прямо посреди зальчика у сестринского поста стоит койка с пациентом, которому, похоже, не нашлось места в палатах.
Под сонными взглядами пациентов и медсестер я прохожу всё отделение насквозь и возвращаюсь с вопросом к разбирающей бумаги девушке. «Персональная» палата, в которой я нахожу Шлосберга – комнатка метров в семь с тронутым ржавчиной советским холодильником и панелькой телевизора – это, вероятно, больничный люкс. Огромное окно выходит в сторону реки Великой, но Лев, судя по всему, не скоро полюбуется открывающейся перспективой. Лицо его сильно отекло, голова разбита. Я осторожно пожимаю протянутую руку и замечаю, что кисть опухла, а на локте разливается чернотой синяк.
Прежде чем я успеваю задать первый вопрос, Лев торопливо начинает делиться последними новостями. Говорит он тихо, с усилием и не вполне разборчиво, но по возможности я стараюсь не переспрашивать.
- Я получил совершенно уникальный материал, — рассказывает Шлосберг, и я понимаю, что для него это гораздо важнее, чем обстоятельства ночного нападения. Все дни, после похорон в Выбутах, он посвятил расследованию истории отправленных на войну псковских десантников. И теперь, по его словам, имеет самые убедительные доказательства, что та самая 1-я рота, в составе которой находился погребенный Леонид Кичаткин, уничтожена практически полностью.
Лев излагает недолгий путь этой роты. Размещение в Таганроге, переброска через границу, нападение на украинский блок-пост, на котором десантники не оставили в живых никого, уничтожение группы танков… «Просто шли и сметали всё на своём пути», — говорит Лев. А затем подразделение, обнаружившее себя в боевых контактах, было накрыто массированным огнём под Георгиевкой. «Из всей роты живыми и ранеными остались около десяти человек, все остальные погибли», — рассказывает Шлосберг.
В подтверждение подлинности этой истории у него есть действительно уникальный материал, подробности которого я раскрыть не могу. Именно готовящуюся публикацию, которую «Псковская губерния» планирует выпустить в ближайшем номере, Лев хотел обсудить с журналистом газеты Алексеем Семёновым на той встрече, что накануне назначил в десять вечера у остановки на Октябрьском проспекте.
Шлосберг полагает, что нападение на него связано с расследованием обстоятельств похорон псковских десантников в Выбутах. Сейчас таблички с могил убрали, а кладбище круглосуточно охраняют военные. Но вот кладбище Козьмодемьянска в республике Марий Эл никто не охраняет – «Новая газета» публикует репортаж Елены Рачевой о встрече с матерью похороненного на этом кладбище младшего сержанта Антона Туманова, погибшего 13 августа на Украине: Антона Туманова привезли в закрытом гробу.
— Там окошечко — хорошо, хоть лицо можно распознать. Ребята мне сказали, в их части есть такие, что просто куски мяса, ДНК теперь делают. Родители еще не получили своих детей.
Сидя в гостиной на диване, на котором раньше спал Антон, его мама Елена Петровна Туманова поправляет на коротких седеющих волосах черную повязку, ищет в сумке свидетельство о смерти — зачем-то она носит его с собой.
Вещи, паспорт и военный билет младшего сержанта Антона Туманова матери еще не отдали. 20 августа Елена Петровна получила только гроб и копию свидетельства о смерти из ростовского морга. Там указана дата смерти — 13 августа 2014 года, место — «Пункт временной дислокации войсковой части 27777», время — «Во время исполнения обязанностей военной службы», и причина — «Сочетанная травма. Множественные осколочные ранения нижних конечностей с повреждением крупных кровеносных сосудов. Острая массивная кровопотеря».
— Ноги оторвало ему, конечно. Ребята рассказали. Но я и так чувствовала, что в гробу он не целый… <…>
Домой Антон звонил почти каждый день. В начале июля вдруг рассказал: в части спрашивают, кто хочет добровольно поехать в Украину.
— Я ему говорю: «Ты, надеюсь, не хочешь?» — «Что я, дурачок? Тут никто не хочет». С ним вместе служить ушел еще один наш парень, попал тоже в Чечню, в Шали. Он мне потом рассказывал, что у них в части тоже говорили: если продержитесь сколько-то дней на Украине — заработаете 400 тысяч. Никто, естественно, не соглашался: даже если останешься жив — с деньгами все равно будет кидалово.
Потом Антон написал маме, что его отправляют под Ростов. На российско-украинской границе военнослужащие части 27777, по его словам, оказались 11 июля. <…>
17-летняя Настя Чернова, невеста Антона, рассказывает о месяце в Ростовской области совсем иначе. <…> Настя созванивалась с Антоном каждый день, про службу он рассказывал ей гораздо больше, чем маме. 23 или 25 июля впервые сказал: «Едем на войну». Перепуганная Настя спросила только: «На Украине же нет русских?» — «Мы едем в роли ополченцев». Дня три-четыре не выходил на связь.
Второй раз, как рассказал Антон Насте, их отправили на Украину 3 августа, на два дня. Города, сроки и цели поездки не говорил: Настя думает, сам не знал.
— Видать, их посылали просто контролировать ситуацию, ездить, смотреть, — рассуждает она. — Дали украинские деньги, Антон рассказывал, что заходил в магазин, смеялся: «Сувениров нет, хоть украинских денег тебе привезу». Как будто не про войну говорил. Так, про обычную жизнь.
Tags: ПЖВ, роисси слава боевая, свиньи среди нас, слепые поводыри тупых
Subscribe

  • Как жЫды Бук сбили...

    Ну, ок. Гиркина дал Израиль. Деньги на уничтожение (?) дали евреи из США, допустим. А Бук-то кто дал?

  • Хуйе нах, Голландия!

    Николай Орлов Веселая чистенькая обкуренная страна, где парады нарядных трансвеститов маршируют мимо каналов и ветряных мельниц, а местное…

  • 50 оттенков американского фашизма

    50 оттенков американского фашизма Игорь Гиндлер «Великие умы обсуждают идеи; средние умы обсуждают события; мелкие умы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments