парадоксаф друхъ (lussien) wrote in ru_crazy_news,
парадоксаф друхъ
lussien
ru_crazy_news

Categories:

Бабраспреды: "Каждая комсомолка обязана отдаться по первому требованию любому комсомольцу..."

С 1 января 1918 года было отменено право на постоянное владение женщины, достигшей семнадцати лет. Любая комсомолка обязана была отдаться любому комсомольцу по первому его требованию. Для этого комсомолец должен был регулярно вносить членские взносы и заниматься полезно-общественным трудом. Любой член партии имел возможность получить талоны в БабРаспреде на три или более женщины в соответствии с его вкладом в построение коммунизма. Это не утопия, не наговоры врагов Советской власти и не выдумки извращённой фантазии - это выписки из декретов, вступивших в силу в 1918 году и с восторгом принятыми союзами революционной молодёжи. В это трудно поверить, но в молодой Советской России были и секс-вечеринки в клубах, и нудистские пляжи, и даже оргии на дачах госслужащих являлись обыденным явлением. Заграничные ученики Фрейда с упоением писали о России, как о самой свободной в сексуальном плане стране. Но вдруг что то произошло и в 1921 году сексуальную революцию объявили грандиозной ошибкой и попытались стереть из памяти народа.

Из первой редакции Устава комсомола 1918 года, статьи, просуществовавшие до конца 20-х годов:

1.Каждый, даже несовершеннолетний, комсомолец и каждый студент «рабфака» (рабочий факультет) имеет право и обязан удовлетворять свои сексуальные потребности. Это понятие сделалось аксиомой, и воздержание рассматривают как ограниченность, свойственную буржуазному мышлению.

2.Если мужчина вожделеет к юной девушке, будь она студенткой, работницей или даже девушкой школьного возраста, то девушка обязана подчиниться этому вожделению, иначе её сочтут буржуазной дочкой, недостойной называться истинной коммунисткой.



За оформление отношений особенно ратовали девушки. Потому как чаще всего оказывались страдающей стороной. Остряки говорили, что в отношениях между полами свобода и равенство дополняются не братством по классической формуле Великой французской революции: «свобода, равенство, братство», а «материнством».

Девушки в один голос кричали: «Загс необходим! Если мы воображаем, что живем в коммунистическом обществе, то в таком случае ясно, что регистрация уже не нужна. Уж больно зазорны наши ребята, если брак ограничивался только любовью. Ну тогда туда-сюда, а то ведь каждый старается любовь девушки использовать на 100% и получить все 24 удовольствия. В результате у девушки через девять месяцев появляется «результат«, и после этого парень начинает выявлять отрицательные стороны этой девушки и в конце концов заявляет: мы, мол, с тобой не сошлись в характерах. Парню сказать легко, а каково девке — приюта нет, яслей тоже, а во-вторых, общественный взгляд, даже и нашей комсы, будет уже другой на эту девку».

Действительно, результаты «сексуальной революции» в столице Сибири были очень даже плачевные. Матери-одиночки из-за нищеты и позора решались на убийство своих собственных детей.

Перед судом проходили десятки таких дел. Чаще всего беда случалась с деревенскими девушками, которые приходили на заработки в Новониколаевск. Боясь сплетен и гнева родителей, они поначалу утягивали свой живот, а потом уходили рожать в поле, в лес и там приводили в исполнение страшный приговор своему младенцу. Живого малыша зарывали: кто в снег, кто в землю, кто топил в канаве с водой, а совсем уж бессердечные мамаши даже бросали на растерзание собакам или свиньям.

Подбрасывали младенцев на улице: осенью 1926 года в Новосибирске ежедневно подбирали одного-двух малышей. Всего за 1926 год через дом матери и ребенка прошли 122 подкидыша, 49 детей, принадлежащих кормилицам, и 63 родительских ребенка. Смертность в детских домах была очень высокой. Только за один месяц 1925 года в новосибирском доме матери и ребенка умер 31 младенец. Так или иначе, матери приговаривали своих детей к смерти.

«Социализм — могила проституции»

Следствием дезорганизации традиционного брачно-семейного уклада, социальной эмансипации женщин, ослабления института брака и основанной на нем сексуальной морали явились резкое увеличение числа абортов, рост проституции и венерических заболеваний.

Хотя советская власть была за высокую рождаемость, она первая в Европе в 1920 году узаконила искусственные аборты. Это была вынужденная мера для борьбы с крайне опасными для жизни нелегальными абортами. Риск умереть от инфекции в результате аборта был в 60–120 раз выше, чем в результате родов. Бабушки-акушерки чаще всего орудовали прокаленными на огне вязальными спицами. Новосибирские газеты 20-х годов описывали все ужасы подобных «пыток».

Однако легальные массовые аборты сами по себе тоже представляли проблему. В 1926 году в России в больницах было сделано 102709 искусственных абортов.
Ист.

Tags: history, Адъ absurdum, нифигасе, родена-мадь жжот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments